“Люди идут на работу утром, а у нас махач”. Как фанаты со стажем десятилетиями поддерживают “Кайрат”. Часть 1

Игорь Топорков

Как живет объединение болельщиков “Кайрата” Old School Fans

Друг, товарищ и брат

Угол проспекта Абая и улицы Байтурсынова в Алматы — обычно людное место. Тут и дворец Балуана Шолака, где в конце 2022-го проходил чемпионат мира по шахматам с самим Магнусом Карлсеном, и пиццерия с вечной толпой детей, и станция метро. А самое главное — Центральный стадион.

Однако холодным январским утром субботы у арены, на которой проводит домашние матчи алматинский “Кайрат”, пусто, все же сезон в КПЛ стартует только в марте. Из всего, что связано с клубом, работает только фан-шоп.

Ровно в 12:00 в магазин с деловым видом заходит крепкий мужчина лет 60-ти в пуховой жилетке со старым желто-синим логотипом. Здоровается с продавщицей, называя ее по имени, интересуется, когда выйдет ее сменщик.

Это Маке Таиров. Инженер-строитель по образованию и болельщик “Кайрата” с шестидесятых годов: впервые он попал на стадион в 7 лет и с тех пор не пропускает ни единого домашнего матча алматинцев. Пока ждем его товарищей (они опаздывают, и Маке это раздражает), завязываем смол-ток о результатах последнего сезона “Кайрата” (4-е место – прим.ред.).

"Люди идут на работу утром, а у нас махач". Как фанаты со стажем десятилетиями поддерживают “Кайрат”. Часть 1
Часть группы Old School Fans. Фото из архивов героев материала

— Я считаю, достойный результат. В команде куча молодых игроков, поэтому результат отличный.

Товарищей все нет. Заходим погреться во все тот же магазин. Пообщаться на диктофон там нам не разрешают — надо заранее согласовывать с руководством.

"Люди идут на работу утром, а у нас махач". Как фанаты со стажем десятилетиями поддерживают “Кайрат”. Часть 1
Маке Таиров – справа, с шарфом “Пахтакора” в руках

Замечаю в продаже шарф ташкентского “Пахтакора”. В советские времена матч “Кайрат” – “Пахтакор” был локальным, но ярким дерби — что-то вроде противостояния “Дженоа” и “Сампдории” в Италии. Это неудивительно: это единственные две команды из Центральной Азии, которые регулярно играли в высшей лиге чемпионата СССР. Остальные до этого уровня не дотягивали: “Памир” из Душанбе залетал в “вышку” буквально пару раз, “Алга” из Бишкека (в советские времена — Фрунзе) и “Колхозчи” из Туркменистана не подползали к элите и близко.

Пытаюсь выпытать у Маке какие-то детали противостояния горячих алматинских и ташкентских болельщиков, но он быстро спускает меня с небес на землю:

С ташкентскими все всегда было дружно! Это же были советские времена: человек человеку друг, товарищ и брат.

Наконец, приходит еще один болельщик со стажем — Бауржан или, как он просит себя называть, Ван Баур. В прошлом — футбольный тренер, в настоящем — актер эпизода в кино. На встречу он приходит в фанатской розе и шапке, но не кайратовских: за 10 метров можно разглядеть красный ромб московского “Спартака”. Ван Баур гордо показывает шарф, на котором крупными буквами написана оскорбительная кричалка в адрес другого клуба из России, петербургского “Зенита”. На вопрос о том, за кого он будет болеть, если “Кайрат” и “Спартак” вдруг сыграют в товарищеском матче, отвечает уверенно — за алматинцев.

"Люди идут на работу утром, а у нас махач". Как фанаты со стажем десятилетиями поддерживают “Кайрат”. Часть 1
Фанат “Кайрата” Бауржан — по середине. Фото из личного архива героя

Когда приходит третий член Old School Fans, Ислам, которому чуть за 30, начинаем искать место, где можем спокойно пообщаться, но чтобы вдохновлял колорит. Ничего, кроме стадиона, в голову не приходит, но туда без специального разрешения не пускают. В итоге садимся в одно из близлежащих кафе.

Зачем мне эта “Барселона”?!

Первым делом я прошу каждого рассказать, когда и как они влюбились в “Кайрат”. Естественно, начинает старший, Маке.

— Меня привел на стадион старший брат. Я жил в поселке Фабричном (сейчас — село Каргалы в Алматинской области — прим.ред.), приехал в Алма-Ату на каникулы. Он привел меня на Центральный стадион, я понятия не имел, что тут происходит, что делать, за кого болеть, как болеть, но атмосферой заразился. Запомнилось, с одной стороны, что на стадионе все безбожно пили, а с другой, что в целом прилично себя вели: никаких матерных зарядов, ни единой бутылки, летящей в сторону поля.

Интересуюсь, легко ли было попасть на стадион в 1960-е. Оказалось, совсем непросто.

— Стадион был переполнен всегда. По всему проспекту Абая стояли люди и спрашивали лишний билет. Кстати, никаких перекупщиков, которые продавали билеты в два-три раза дороже номинала, не было. Просто отдавали по той цене, по которой и купили: мало ли, друг или родственник не смог пойти. Мы с братом вообще проходили на стадион так. Он сажал меня на плечи и давал в руку рублевую бумажку. Контролер брал ее у меня, и мы уже были на трибуне.

Если Маке затрудняется сказать, кто играл в тот день, когда он впервый попал на стадион, то Ван Баур все помнит в деталях.

— Я болею за “Кайрат” с июня 1974 года, когда на “Центральном” они обыграли тбилисское “Динамо” 5:0.

Лезу в телефон, чтобы проверить, а так ли хороша память Ван Баура. Поиск в “Гугле” показал, что великолепна: именно с таким счетом “Кайрат” обыграл “Динамо” 10 июня 1974 года. Три гола в той игре забил Анатолий Ионкин, еще два — Владимир Чеботарев. Авторов забитых мячей Бауржан называет тоже безошибочно.

Если Маке и Ван Баур заболели “Кайратом” в тучные для команды советские времена, то у молодого Ислама случилась любовь вопреки.

— Я болею примерно с 2003-2004 годов, у нас это семейное: болельщиками “Кайрата” были и отец, и дед. Я ходил не только на “Центральный” — у “Кайрата” бывали тяжелые времена, он играл и на стадионе университета “Нархоз”, и на стадионе “Динамо”. Атмосфера праздника чувствовалась всегда! А ведь раньше еще и сборная играла именно в Алматы и собирала аншлаг даже на матчах с условным Кувейтом, когда Казахстан играл в АФК. На одном беспонтовом стадионе (Ислам намекает на “Астана Арену” – прим.ред.) такого и близко нет.

Мои одноклассники болели в основном за европейских грандов вроде “Реала” или “Барселоны”. И когда на вопрос о любимом клубе я отвечал, что поддерживаю “Кайрат”, реакция была всегда примерно одинаковой: окей, а за какой нормальный клуб болеешь? А что, “Кайрат” вам ненормальный?

Что мне эта “Барселона”, где я и где Испания?! А это мой родной клуб, из моего родного города. Но это было в депрессивный период, когда билеты на матчи раздавали бесплатно. Но прошло время, в 2010-е появились деньги, команда вышла в еврокубки, даже обыгрывала “Бордо” в Алматы. И мои бывшие одноклассники уже сами стали спрашивать меня лишний билет. Я, конечно, помогал, но с удовольствием делал круглые глаза: “а что так? вы же за “Барсу” болели?”

"Люди идут на работу утром, а у нас махач". Как фанаты со стажем десятилетиями поддерживают “Кайрат”. Часть 1
Фанаты “Кайрата” по пути в Талдыкорган. Ислам – второй справа

Несмотря на то, что объединение называется Old School, появилось на свет оно только в 2015 году. Раньше его участники входили в другие объединения, Kairat Fans и Jolly Roger. Отношения с фанатами других клубов, прямо скажем, полярные.

“Актобе” наоборот и драка под утренним солнцем Караганды

Взаимно друг друга недолюбливают фанаты “Кайрата” и “Ордабасы”. Однако алматинцы признают, что чемпионский титул в 2023 году шымкентская команда взяла по делу. А вот с кем взаимная ненависть искренняя и горячая, так это с “Актобе”.

— Самое смешное, — говорит Маке, — что немалая часть их фанатов на гостевой трибуне в Алмате в Алмате же и живет. Студенты или переехавшие по работе…

— Любят наш город ругать, а как жрать нечего, так сюда едут, — соглашается Ислам.

У Ван Баура с фанатами “Актобе” связана своя история.

— Перед матчем с “Актобе” я шел по Алматы один, с барабаном. На встречу — актюбинская толпа. Напали на меня, отобрали барабан. Молодцы какие, толпой на одного мужика, который каждого из них лет на двадцать старше! По нормальным мужским понятиям я вы вышел с каждым раз-на-раз. А делать так, как они скотство.

— Кстати, — глаза Ван Баура загораются, — вы знаете, как “Актобе” называют в народе? А прочтите его название наоборот (во избежание проблем, оставляем нашим читателям возможность сделать это самим, без подсказок – прим.ред.). Вот так его многие и называют, в том числе и футболисты других команд.

Если неприязнь к “Актобе” яркая, то к “Астане” болельщики “Кайрата” относятся просто с брезгливостью.

— Так фанатов так-то вообще нет, — рассказывает Ислам, — ну какие фанаты? Это абсолютно суррогатный клуб, который к тому же украли у Алматы. Помимо “Кайрата” здесь были клубы “Алма-Ата” и “Мегаспорт”. Потом их объединили в “Мегаспорт” и перевезли в Астану. Потом переименовали в “Локомотив”, а потом дали нынешнее название.

— Я уже не говорю о том, что в Астане живет куча фанатов “Кайрата”, и они ходят на матчи в Астане, поддерживают наших, — поддерживает Маке.

Бывали напряженные ситуации и с фанатами карагандинского “Шахтера”.

— Один раз мы с ними подрались прямо перед Центральным стадионом в Караганде! Ехали в Астану финал Кубка в 2021 году на автобусе, а дорога как раз проходит через Караганду. И вот представьте, 9 утра, сонные люди бредут на работу, а тут у нас махач. Ну это, правда, была благородная история, а вот на самом стадионе в Астане напали на нашего, алматинского парня 11-12 лет.

Впрочем, есть немало клубов и фанатских объединений, с которыми у кайратовцев отличные отношения. Это “Тобол”, “Иртыш” из Павлодара (который сейчас в процессе возрождения) и, конечно, “Пахтакор” из Ташкента. С этим клубом “Кайрат” вряд ли пересечется в официальном матче, но на товарищеские болельщики “Кайрата” ездят с удовольствием.

Во второй части материала читайте:

за что болельщики обижены на “Кайрат” и что хотят донести до клуба
сколько чемпионств украли у “Кайрата”
об отношении болельщиков к звездным легионерам “Кайрата”

Комментарии 0

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас заинтересует

Вступай в cообщество

Подпишись и получай актуальные новости одним из первых


Нажимая кнопку “Подписаться” вы подтверждаете свое согласие с нашей Политикой конфиденциальности.